С. Мирзозода: «Партия Исламского Возрождения Таджикистана была замешана в заговоре переворота»

06.11.2017

С. Мирзозода: «Партия Исламского Возрождения Таджикистана была замешана в заговоре переворота»

 

В газете «Джумхурият» за № 2324 (23305) от 31 октября 2017 года опубликовано интервью с заместителем Генерального Прокурора Республики Таджикистан, Главным военным прокурором, генерал-майором юстиции Республики Таджикистан Р. Мирзозода, текст которого приводится ниже.

В современном мире феномен экстремизма и терроризма создает серьезную угрозу для развития человечества. Усилия политизации религии в геополитических играх для сверхдержав являются критериями, на основании которых конфликтующие стороны направляются с целью противостояния в разных регионах планеты. Эти и другие актуальные вопросы стали предметом нашей беседы с Заместителем Генерального Прокурора Республики Таджикистан, Главным военным прокурором, генерал-майором юстиции Республики Таджикистан Р. Мирзозода. Прежде всего, мы выражаем нашу благодарность за интервью, хотелось бы начать нашу беседу следующим вопросом:

— В сентябре этого года в еженедельнике «Таджикистан» было опубликовано интервью Ш. Хамдампура с судьёй Верховного Суда Республики Таджикистан Ш. Азизовым, принявшим решение о признании Партии Исламского Возрождения Таджикистана (ПИВТ) экстремистско-террористической организацией, под заголовком «До переворота оставалось три дня». Нам бы хотелось узнать Ваше мнение как Заместителя Генерального прокурора Республики Таджикистан и Главного военного прокурора.

— Благодарю вас. Я согласен с доводами судьи Верховного суда Ш. О. Азизова, поскольку в этом интервью речь идет о нормативно-правовых решениях. Иными словами, юридические аспекты дела, учитывая решения судебной власти страны, занимают первое место. Следует отметить, что 22 сентября 2015 года в Верховный суд Республики Таджикистан Генеральный Прокурор Республики Таджикистан предъявил иск с предложением признания Партии Исламского Возрождения Таджикистана, как исламской экстремистско-террористической организации, прекращения и ликвидации ее деятельности на территории Республики Таджикистан. Иск Генерального Прокурора был обоснован анализом материалов уголовных дел особо тяжких преступлений, совершенных руководящим составом и членами ПИВТ за последние годы, расследованных органами Прокуратуры, Комитета национальной безопасности и Министерства внутренних дел. 29 сентября 2015 года Постановлением Верховного Суда Республики Таджикистан иск Генеральной прокуратуры был удовлетворен, деятельность ПИВТ была официально запрещена на территории Таджикистана и признана экстремистско-террористической организацией.

— Как вы оцениваете правовые аспекты деятельности политических и религиозных организаций, и на основании каких юридических фактов ПИВТ признана террористической партией?

— В соответствии со статьей 8 Конституции Республики Таджикистан, создание и деятельность общественных объединений и политических партий, пропагандирующих расовую, национальную, социальную и религиозную вражду или призывающих к насильственному свержению конституционного строя и организации вооруженных групп, запрещены.

В период 2010-2015 гг. зарегистрировано более чем 40 тяжелых и особо тяжких преступлений, совершенных членами ПИВТ, многие преступления которых носят экстремистско-террористический характер, включая подстрекательство к религиозной ненависти, участие в преступных и экстремистских объединениях, общественные призывы к насильственному изменению конституционного строя Республики Таджикистан.

Связь членов ПИВТ с убийством десятков ни в чем не повинных граждан была доказана в процессе расследования уголовных дел. В частности, было доказано, что лидер ПИВТ в Раштском районе Хусниддин Давлатов являлся членом террористической организации «Ансоруллах» под руководством Абдулло Рахимова (прозвище «Мулло Абдулло») и Аловиддина Давлатова (псевдоним «Али Бедаки»), который в 2010 году в Раштской долине совершил террористические акты по отношению к 25 военнослужащим Министерства обороны Республики Таджикистан. Расследование уголовных дел и проведение проверок правоохранительных органов выявили процесс вступления ПИВТ в ряды международной террористической организации «Исламское государство», деятельность которой запрещена на территории республики Постановлением Верховного Суда Республики Таджикистан от 14 апреля 2015 года. Таким образом, при проведении проверок жилья лидеров и активистов ПИВТ были обнаружены и конфискованы видеокассеты, содержащие записи убийств, взрывов и других зверских актов террористов, членов «Исламского государства».

— Какие факты выявили расследования по уголовной деятельности председателя партии М. Кабири и генерала А. Назарзода, которые обвиняются в причастности к заговору для совершения государственного переворота?

— Выявленные в ходе предварительного расследования уголовного дела неоспоримые доказательства, такие, как показания свидетелей, пострадавших, подсудимых, видеоматериалы, материальные факты (материалы, планы, листовки, кассеты, оружие и боеприпасы и т. д.) при обыске офисов и жилья руководителей и активистов ПИВТ М. Кабири, доказали, что лидер ПИВТ М. Кабири вместе с бывшим заместителем министра обороны Таджикистана А. Назарзода преднамеренно с целью насильственного свержения конституционного строя Республики Таджикистан создали более 20 преступных группировок, каждая из которых состояла из 30 членов. Этими группировками руководили некоторые бывшие члены ОТО (Организации таджикской оппозиции) и силы из окружения А. Назарзода.

С целью материальной поддержки членов организации, через так называемые благотворительные организации зарубежными странами предоставлялась финансовая помощь от 500 до 600 сомони. Для реализации своих преступных деяний по заранее намеченному плану были подготовлены специальные группировки для  нанесения повреждения телефонной связи и захвата важных и государственных сооружений, таких, как Дворец нации, здание Исполнительного аппарата Президента Республики Таджикистан, Международного аэропорта города Душанбе, административных зданий Комитета национальной безопасности, Министерств   внутренних дел и обороны, Комитета радио и телевидения, Главного управления МВД города Душанбе, отделов внутренних дел районов Фирдавси, Сино, Шохмансур, И. Сомони города Душанбе и города Вахдат.

Другим  фактом,  подтверждающим причастность М. Кабири и его сообщников к совершению этих преступлений, является непосредственное  участие  указанного  в  спонсировании попытки  госпереворота. Так, 2 сентября 2015  года  по  поручению М. Кабири  его сын Рухулло  вместе  с  водителем  Х. Т. Сайфовым поехали в дом А. Назарзода и вручили ему  наличные деньги  в  размере 1 миллиона 200  тысяч  долларов.

В ночь с 3 по 4 сентября 2015  года  более 150 членов преступного  союза  по  поручению  и  под непосредственным руководством А. Назарзода собрались на принадлежавшем А. Назарзода хлебозаводе,  расположенном  по адресу: г. Душанбе, ул. А. Дониша,  и  незаконно  вооружились автоматами, гранатомётами  и  другим  военным снаряжением.

Затем именно по  поручению М. Кабири А. Назарзода,  злоупотребляя   служебным  положением заместителя  Министра обороны, вместе с  сослуживцами,  разоружив  дежурного КПП Министерства обороны, в/ч № 17651 и № 08050,  незаконно проникли  в  административное здание Министерства обороны  и  указанные  части. Вывезли оттуда  большое  количество  огнестрельного  оружия, обмундирования и военного снаряжения   для  вооружения членов  преступного  союза.

В  ту  же  ночь  с  применением  огнестрельного оружия напали  на работников правоохранительных  органов  на  территории  г. Душанбе, района Рудаки  и г. Вахдат,  находившихся  при  исполнении  служебных  обязанностей. В результате  10  служащих  правоохранительных  органов  были  убиты, а  7  человек  с телесными ранениями  госпитализированы.

— Из  вышеуказанных  Вами  фактов  можно  сделать  вывод, что М. Кабири  посредством  А. Назарзода  руководил  и  контролировал  преступной сетью. Так ли это?

— Да. С августа  2006 года М. Кабири  руководил  ПИВТ  и,  грубо  нарушив условия   общего Соглашения  об  установлении  мира  и  национального  согласия   от  27  июня  1997  года,  вместе  с  единомышленниками  с использованием  методов  религиозной  пропаганды морально  готовил народ   к  насильственному  изменению  конституционного  строя  в  стране.

— Под какие  статьи Уголовного  кодекса подпадают преступные  действия М. Кабири, А. Назарзода и  их  сообщников?

— На  основании  достоверных  фактов  полностью  доказано,  что  руководители  и активисты  ПИВТ, несомненно, были причастны  к  государственному  перевороту. В  этой  связи приговором судебной Коллегии  по уголовным  делам Верховного Суда Республики  Таджикистан  от  2  июня  2016  года  14 членов руководящего  состава  ПИВТ  обвинены и осуждены в  совершении  преступлений  по общественному  призыву к насильственному  изменению конституционного  строя  Республики  Таджикистан,  вооруженному  восстанию,  терроризму и  его  спонсированию.  Сам  М. Кабири  через Интерпол  объявлен  в  международный  розыск.

— Если  совершенные  руководителями  и активистами экстремистско-террористической организацией  ПИВТ  действия  подпадают  под  эти  статьи   уголовного  Кодекса  РТ  и  признаются  преступлением,  то  почему   некоторые  зарубежные  государства,  особенно  европейские,   не  принимают  их  во  внимание?  Разве  эти  действия  не  считаются  у  них  преступлением?

— Необходимо отметить, что Республика  Таджикистан как полноправный член  мирового сообщества, подписавшая международные правовые акты, прозрачно, в соответствии с требованиями законодательства и нормами международного права, рассмотрела и обсудила деятельность ПИВТ.

Террористическая деятельность экстремистско-террористической организации ПИВТ оценивается и квалифицируется как преступление в соответствии с требованиями статьи 129 (организация преступного сообщества) уголовного Кодекса  ФРГ, статей 149 (разжигание масс на вооруженное восстание  против власти), 313 (организация преступного сообщества) УК  Турции, статей 127 (насильственное свержение конституционного  строя), 128 (насильственное свержение конституционного органа), 140 (покушение на ослабление  военной мощи) УК Польши, статей 242 (измена  родине), 249 (попытка насильственного  смещения с поста Президента), 278 (организация преступного сообщества) УК Австрии, статей 104 (покушение на  уничтожение и изменение способа управления), 113 (вооруженное  восстание), 124 (покушение на разжигание гражданской войны) УК  Бельгии, а также Конвенции Европейского Совета «О предотвращении терроризма» от 16 мая 2005 года, Декларации «О принятии мер по  искоренению  международного терроризма», принятой Резолюцией Генассамблеи ООН от 9 декабря 1994 года.

Террорист считается террористом, где бы он ни совершал преступление. Лица, совершившие  преступления  террористического  характера в любом государстве,  должны  привлекаться к ответственности в соответствии с законодательством  того  государства.

Поэтому в 2016 году ПИВТ включена в Реестр террористических организаций ШОС и ОДКБ.

— Если это так, то почему руководители экстремистско-террористической организации ПИВТ свободно перемещаются в Иране и других зарубежных государствах?

— К сожалению, некоторые государства, руководствуясь своими геополитическими интересами, используют двойные стандарты. Они под прикрытием международных организаций по защите прав и свобод граждан, которые  имеют единственную  цель – защиту интересов государства-учредителя, предоставляют публичные трибуны в распоряжение таких террористов, как М. Кабири и его прихвостней и спонсируют их. Однако эти  группы никогда  не  достигнут  своих  грязных  целей, т. к. народ  осознал реальную истину и понял, что если ПИВТ пришла бы к власти, то какие несчастья и беды обрушились бы на наш народ и любимую родину.

— Спасибо за  хорошую и  профессиональную  беседу.

Поиск по сайту

Краткая контактная информация

620107 г. Екатеринбург, ул.Гражданская, д.2 "А"
Тел.: +7 (343) 370-23-60
Факс: +7 (343) 370-23-62
E-mail: tajconsek@mfa.tj

Время работы

Приём документов:

Пн-Пт. с 08.00 до 12.00

Выдача документов:

Пн-Пт. с 13.00 до 17.00